Версия для печати

Серьезный разговор о проблемах предпринимательства

Адвокаты Адыгеи примут участие в опросе «Мнение экспертов о защите прав предпринимателей», который проводится по линии федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Цель данного опроса — получение актуальной оценки действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сфере экономики и практики его применения. К участию в опросе привлекаются представители органов власти, правозащитного и научного сообщества, предприниматели. Для участия в опросе в апреле были привлечены 250 адвокатов из 25 субъектов РФ. Непосредственно сам опрос будет проводиться социологами Федеральной службы охраны РФ.

АП РА по запросу руководителя Экспертного совета при Уполномоченном при Президенте России по защите прав предпринимателей Анастасии Алехнович для участия в опросе сформирован список из 15 членов Палаты, имеющих опыт защиты представителей бизнеса по уголовным делам. В их число вошли представители различных адвокатских образований из различных муниципалитетов Адыгеи: Алий Мамий, Геннадий Юн, Елена Войстрикова, Анна Сидельникова, Бэлла Бгуашева, Павел Сергеев, Жанна Сокурова, Юрий Нагароков, Светлана Аутлева, Сергей Захаров, Азамат Меретуков, Ризаев Габил Новруз-Оглы, Андрей Фатин, Александр Шпинев, Людмила Бунева.

В преддверии непосредственно опроса предложенные АП РА эксперты встретились в конференц-зале Палаты с целью обсуждения актуальных вопросов практики применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства в экономической сфере. Участники дискуссии сошлись во мнении, что уголовное преследование субъектов предпринимательской деятельности, к сожалению, является одной из форм влияния на бизнес с целью передела собственности, «устранения» конкурентов и партнеров.

Было указано, что на практике не исключены случаи необоснованного возбуждения уголовных дел в отношении предпринимателей. Например, это может быть необоснованный перевод дела в уголовно-правовую плоскость в случае, когда спор хозяйствующих субъектов носит сугубо гражданско-правовой характер и может быть решен в рамках гражданского или арбитражного судопроизводства. При этом грань между ненадлежащим осуществлением субъектом гражданско-правовых или корпоративных отношений своих прав и обязанностей и совершением уголовно наказуемого деяния очень тонкая, часто такие случаи относятся к категории сложных, требующих привлечения экспертов и специалистов в разных областях знаний.

Еще один проблемный вопрос — изъятие предметов, используемых в предпринимательской деятельности. УПК РФ предусматривает, что при производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста. По общему правилу, по ходатайству владельца с изымаемых электронных носителей проводится копирование информации, а изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации и документы, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты. Но на практике не исключена возможность изъятия компьютерного оборудования при необоснованном отказе в копировании информации, необходимой для функционирования предприятия. В такой ситуации работа предприятия может быть дестабилизирована, оно лишается, к примеру, возможности воспользоваться клиентской базой, электронно-цифровой подписью, исполнять обязанности, связанные с уплатой налогов и страховых взносов.

Далее собравшиеся подняли проблему волокиты по уголовным делам. Причиной затягивания сроков расследования может стать недостаточная квалификация, а иногда и недобросовестность следователей или дознавателей, недостаточный штат подразделений предварительного расследования, очереди на проведение экспертиз и иные причины. В условиях осуществления предпринимательской деятельности это также может привести к самым печальным последствиям.

Участники дискуссии отметили, что с апреля 2014 года, согласно п.6 ст.162 УПК РФ, при возобновлении производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия руководитель следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, вправе устанавливать срок предварительного следствия в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю вне зависимости от того, сколько раз оно до этого возобновлялось, прекращалось либо возвращалось для производства дополнительного следствия, и вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия. Применение этой нормы в новой редакции может привести к бесконтрольности продления сроков следствия по уголовным делам. Указанная норма устанавливает необоснованно широкие пределы усмотрения и возможность неправомерных исключений из общих правил. В совокупности с отсутствием предельного срока следствия это может явиться средством незаконного воздействия на бизнес.

Еще один потенциально проблемный вопрос — избрание мер пресечения в отношении субъектов предпринимательской деятельности. Часть 1.1 статьи 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении ряда преступлений в сфере предпринимательской деятельности. Однако отсутствие четкого закрепления в законе понятия «преступление, совершенное в сфере предпринимательской деятельности», а также проблемы квалификации преступлений, совершенных в указанной сфере, приводят к избранию исключительной меры пресечения в отношении бизнесменов, привлекаемых к уголовной ответственности.

В ходе разговора было отмечено, что в конце прошлого года по итогам ежегодного доклада федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова председателем Правительства РФ Дмитрием Медведевым был утвержден перечень поручений для исполнения в 2015 году. Согласно документу необходимо проработать вопросы о внесении ряда изменений в УК РФ, УПК РФ. Речь идет в том числе об обязательном приобщении к материалам уголовного дела результатов экспертизы и заключений специалистов, полученных по инициативе стороны защиты обвиняемого или подозреваемого. Поставлена задача преодоления ситуации со значительным количеством уголовных дел, по которым предварительное следствие приостановлено на срок более года, за исключением случаев, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено. Поднят вопрос об отмене квалифицирующих признаков в отношении преступлений, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, — «группа лиц по предварительному сговору», «совершенные организованной группой». Поставлена задача обеспечения эффективного применения правоохранительными органами статьи 90 УПК РФ (преюдиция). Будут проработаны вопросы увеличения пороговых значений ущерба в статьях УК РФ, по налоговым преступлениям, а также введения кратных штрафов в качестве наказания за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, предусмотренных статьями 146, 159-159.6, 160 УК РФ, и за преступления в сфере экономической деятельности. Также планируется введение в закон понятия «преступление в сфере предпринимательской деятельности».

Пресс-служба Адвокатской палаты Республики Адыгея

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Министерство юстиции