Версия для печати

Лицензированные арбитры помогут предпринимателям Адыгеи разрешать коммерческие споры без участия государственных судов

Суд равных

Третейский суд — это единоличный арбитр (третейский судья) или коллегия арбитров, которые избираются самими сторонами спора для разрешения возникшей между ними конфликтной ситуации. О перспективах создания и развития третейских судов в Адыгее говорили на круглом столе, организованным региональным отделением Ассоциации юристов России (АЮР).

Открывая круглый стол «Реформа системы третейского разбирательства в России: новые возможности для урегулирования споров», председатель регионального отделения АЮР и председатель  Конституционного суда РА Аскер Тлехатук предложил собравшимся обсудить то, каким образом можно развивать систему третейских судов в Адыгее. Он отметил, что, несмотря на очевидные преимущества третейского разбирательства, в бизнес-среде сохраняется недоверие к третейским судам. Причина — недостатки прежнего законодательства, которое допускало существование «карманных», подотчетных одной из сторон спора арбитров.

— Ранее закон предоставлял максимальную свободу в вопросах создания и деятельности арбитражных учреждений. Однако подобный подход имел серьезные недостатки: количество третейских судов превысило любое разумное количество, а сами арбитры далеко не всегда следовали принципу равенства сторон и были беспристрастны. Подчас третейские суды создавались крупными компаниями или банками, связанными с ними структурами, деятельность которых была сосредоточена в коммерческих сферах, достаточно далеких от юриспруденции. Такие третейские суды скорее служили конкретным бизнес-интересам. Бывало и так, что процедура третейского рассмотрения становилась инструментом для совершения мошенничеств и краж собственности, — сказал Аскер Тлехатук.

Выступавший отметил, что ситуация кардинально изменилась после того, как на федеральном уровне был принят новый закон об арбитраже (третейском разбирательстве), вступивший в силу в 2016 году и заложивший фундаментальные основы для совершенствования и унификации работы третейских судов.

— Полностью оценить результаты реформы можно будет только спустя более длительное время, однако уже сейчас можно отметить, что новый закон обеспечил уход со сцены ряда недобросовестных участников, которые своими действиями дискредитировали саму идею третейского разрешения споров, — сказал Аскер Тлехатук.

Третейские суды уже функционируют в некоторых городах Юга России. Как отметил Аскер Тлехатук, имеются все предпосылки для того, чтобы уже в ближайшие месяцы в нашей республике также появились профессиональные арбитры, имеющие государственную лицензию на осуществление третейского разрешения споров.

Председатель молодежного крыла АРО АЮР и практикующий адвокат Расита Шикова, в своем выступлении дала детальный анализ новшеств регулирования деятельности третейских судов. Отмечено, что проводимая реформа предполагает увеличение контроля государства над третейскими судами. Созданы механизмы контроля со стороны государственных судов. Сами третейские суды могут создаваться только при некоммерческих организациях при получении на то разрешения Правительства России. Определены строгие критерии, которым должны соответствовать сами арбитры — по возрасту и профессиональному опыту. Естественно в отношении претендентов в третейские судьи должны отсутствовать какие-либо компрометирующие сведения.

Начальник регионального управления Минюста России по Адыгее Ирина Ковалева рассказала про контрольные и разрешительные полномочия ведомства в отношении третейских судов и про работу созданного при Минюсте России Совета по совершенствованию третейского разбирательства. Управление Минюста окажет консультативную поддержку при сборе необходимых документов жителям региона, желающим получить статус третейского судьи.

Председатель исполкома  АРО АЮР и  и.о президента  Адвокатской палаты Адыгеи Алий Мамий  поделился мнением о преимуществах разрешения споров в третейских судах. Одно из таковых — оперативность при разрешении дел. Кроме того, решения третейских судов может быть исполнено силами службы судебных приставов, для чего можно получить исполнительный лист в государственном суде. Имеет значение и то обстоятельство, что рассмотрение спора арбитром помогает «не выносить сор из избы». Ведь при обращении подобным иском в государственный суд информация становится открытой в силу публичности государственного правосудия.

— Стабильность общества и экономики во многом зависят от того, насколько эффективно регулируются корпоративные споры, — отметил Алий Мамий, выразив уверенность в том, что новые правила работы третейских судов позволят повысить авторитет этого способа разрешения споров.

Судья Арбитражного суда Адыгеи Наталья Мусифулина рассказала про то, каким образом арбитражные суды дают оценку юридической силы решений третейских судов —  при их обжаловании и выдаче документов на принудительное исполнение. Оценка при этом дается как соблюдению порядка формирования состава третейских судей, так и соблюдению гарантий сторон спора, сказала Наталья Мусифулина.

Третейским судам могут быть подведомственны многие категории договорных споров, будь то договор купли-продажи, аренды, лизинга и т. д. Не входят в их компетенцию дела административного характера — штрафы, налоги, а также публичные споры, признание организации банкротом, споры между работниками и работодателями. Но теоретически, чтобы передать спор на рассмотрение арбитра граждане не обязательно должны быть предпринимателями. В настоящее время статья 22.1 ГПК РФ определяет, что споры, возникающие из гражданско-правовых отношений, могут быть переданы на рассмотрение третейского суда при наличии между сторонами спора действующего арбитражного соглашения. Не могут быть рассмотрены третейским судом споры, возникающие из трудовых, семейных, наследственных отношений, о выселении, возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, касающиеся госзакупок или приватизации государственного и муниципального имущества, некоторые другие. Но, к примеру, споры о разделе между супругами совместно нажитого имущества могут рассматриваться в рамках третейского разбирательства.

Поэтому председатель Верховного суда Адыгеи Байзет Шумен видит в развитии системы третейских судов возможность для снижения выросшей за последние годы нагрузки на суды общей юрисдикции. Директор Адыгейского регионального филиала АО «Россельхозбанк» Каплан Борсов отметил, что банковские учреждения может заинтересовать возможность разрешения в третейских судах кредитных споров, что, однако, потребует изменений в федеральном законодательстве.

Выступили представители Союза промышленников и предпринимателей Сергей Погодин  и Торгово-промышленной палаты Адыгеи Пшимаф Тхаркахов.  Исполнительный директор РСПП Республики Адыгея Мурат Наток отметил, что в Адыгее есть уважаемые в бизнес-сообществе люди, которые, после получения статуса арбитра, смогут достойно разрешать коммерческие споры.

— Третейский суд обеспечивает открытость сведений о своих учредителях и арбитрах, позволяя выбрать именно тех людей, которые будут разрешать их спор. Именно в этом — в нефорализованности процедур разрешения споров — важное преимущество третейских судов, — сказал Мурат Наток.

Третейское разбирательство предполагает высокий уровень доверия между гражданами, предпринимателями, а также к государству в целом. Общее мнение участников круглого стола таково, что третейское разбирательство может стать популярной и качественной альтернативой разбирательству в государственных судах. Однако для этого юридическое и предпринимательское сообщество Адыгеи должно объединить усилия и работать на укрепление доверия к этому правозащитному институту.

Кстати

Задача по рассмотрению экономических споров во многих странах Европы делегирована третейским судам; местами здесь государственных арбитражных судов вовсе не существует вообще, а государственные суды рассматривают экономические дела лишь при условии, что коммерческий спор нельзя в отдельное производство.

В России государство также ставит перед третейскими судами задачу разгрузить перегруженные арбитражные и суды общей юрисдикции в части рассмотрения экономических споров. Причем для этого имеются глубокие исторические основы. В нашей стране третейские суды берут начало с 16 века. В те времена купцы закрепляли договор рукопожатием. И всегда призывали третьего купца, чтобы тот был свидетелем сделки. Когда один из купцов нарушал условия сделки, другой шел к такому свидетелю, который назначался третейским судьей и своим авторитетом пытался повлиять на недобросовестного партнера. Если не удавалось, то третейский купец шел к князю и князь выделял слуг для того, чтобы они помогли исполнить обязательства, которые он взял на себя при заключении сделки, — быть судьей. В Адыгее также исторически существовали правила и обычаи мирного, основанного на взаимоприемлемом компромиссе разрешения споров и конфликтов. Этот ценный, накопленный за века опыт также не должен забываться в наше время.

Пресс-служба АП РА

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Министерство юстиции