Константин Константинович Арсеньев

  

Константин Константинович АрсеньевКонстантин Константинович Арсеньев родился 24 января 1837 года в Петербурге в семье известного историка, статистика и географа, академика К.И. Арсеньева. 

Первоначальное образование получил дома и в частном пансионе. В 1849 году поступил в Императорское училище правоведения, где учился шесть лет. Это привилегированное учебное заведение, куда принимались дети крупных сановников и ученых, было открыто в 1835 году при министре юстиции Д.В. Дашкове. Оно готовило юристов для государственных учреждений. 

Хотя позднее Арсеньев отрицательно отзывался о царившей в училище рутине и солдатской муштре, о бездарном преподавании многих наук и писал, что его «душевное состояние, в момент выпуска, походило больше на чистый лист бумаги», исписать который предстояло дальнейшей жизнью. Все же из его стен вышли многие юристы, ставшие потом украшением российского суда, прокуратуры и адвокатуры. 

Первые годы после окончания училища Арсеньев заполнял свой «чистый лист бумаги» в стенах департамента Министерства юстиции, а затем в аппарате обер-прокурора первого департамента Правительствующего сената, где он был привлечен к работам по гражданскому законодательству. Именно здесь, а не в училище, по настоящему пробудился в нем интерес к праву. 

С 1857 года Арсеньев начал активно заниматься и литературной деятельностью. Впервые выступил в «Экономическом указателе», а затем публиковал статьи и рецензии на исторические темы в «Русском вестнике». В 1859-1860-х годах он был помощником редактора только что основанного «Журнала Министерства юстиции». С 1862 года сотрудничал в журнале «Отечественные записки», где поместил ряд статей об английской конституции, и одно время заведовал иностранным обозрением. В конце того же года принял на себя ведение отдела иностранной политики в «С.-Петербургских ведомостях» В.Ф. Корша, где поместил ряд интересных этюдов по политической экономии и государственному праву, а также вел отдел иностранной политики. 

Журналистская деятельность отнимала много времени, и ему пришлось расстаться с государственной службой. Тем более что Арсеньев мечтал также занять кафедру всеобщей истории в С.-Петербургском университете и усиленно готовился к экзамену на кандидата историко-филологического отделения. С этой же целью в 1864 году он предпринял поездку в Бонн, где около года посещал лекции по истории, философии и политэкономии на философском факультете местного университета. Однако этой мечте не суждено было осуществиться. Материальные затруднения заставили его вернуться на родину. 

С 1866 года Арсеньев стал тесно сотрудничать в новом журнале «Вестник Европы». Много писал статей и для Энциклопедического словаря под редакцией Лаврова. В 1866-1867 годах вышел в свет отредактированный им перевод «Истории французской революции» Менье, для которого он написал предисловие. 

В 1866 году, когда в России начала проводиться Судебная реформа и в обеих столицах были открыты первые судебные палаты и окружные суды, Арсеньев вступил в сословие присяжных поверенных. На следующий год его избрали председателем Совета присяжных поверенных округа Петербургской судебной палаты, и он занимал этот пост шесть лет. 

Арсеньев быстро выдвинулся в число наиболее знаменитых петербургских адвокатов. Он выступал во многих крупных, привлекающих большое общественное внимание, процессах, как уголовных, так и политических (например, на нечаевском процессе он осуществлял защиту И. Г. Прыжова). 

В процессах Арсеньев со «спокойным достоинством» относился к суду, к свидетелям и экспертам, но стоило перейти к судебным прениям, как он преображался, говорил всегда с большим воодушевлением и очень быстро, так что стенографистки порой не успевали записывать за ним речь. 

Именно благодаря таким юристам, как Арсеньев, которые представляли собой пример добросовестности и трудолюбия, в первые же годы осуществления Судебной реформы гласный суд в России стал подлинно устным, состязательным судом, причем по самым сложным делам. Ведь волей-неволей их оппонентам, прокурорам, приходилось все чаще и чаще отказываться от застарелых, утомительных и бесцветных приемов, таких как бесконечные требования чтения протоколов осмотров, различных документов и писем и т.п. Они также стремились не уронить себя в глазах публики и делали основной упор на живом изложении того, что прямо относилось к делу. 

Велика заслуга Арсеньева и в организации работы Совета присяжных поверенных. Под его руководством Совет впервые четко определил свои судебные и административные функции. При нем был выработан ряд постановлений, устанавливающих этические требования деятельности адвокатов. Он всегда ратовал за корпоративное устройство адвокатуры, выступал против введения, как он считал, вредного и принижающего правильное понятие об адвокатуре института частных поверенных. 

Свои взгляды на адвокатскую деятельность, судебную систему, следствие Арсеньев изложил в таких опубликованных им книгах, как «Предание суду и дальнейший ход уголовного дела до начала судебного следствия» (1870 год), «Судебное следствие» (1871 год), «Заметки о русской адвокатуре» (1875 год). Несколько своих работ он посвятил анализу современной зарубежной адвокатуры («Французская адвокатура, ее сильные и слабые стороны», «Преобразование германской адвокатуры» и другие). 

В 1874 году Арсеньев оставил адвокатуру и занял должность товарища обер-прокурора гражданского кассационного департамента Правительствующего сената. В течение шести лет он давал заключения по наиболее сложным и запутанным гражданским делам. 

В 1880 году Арсеньев назначается членом консультации, учрежденной при Министерстве юстиции. Тогда же он был включен в качестве старшего чиновника в состав сенаторской комиссии И.И. Шамшина, которая обследовала Самарскую и Саратовскую губернии. На Арсеньеве лежала обязанность проверить состояние начальных школ и земских учреждений, изучить вопросы раскола и т. п. 

Окончив свою часть работы, Арсеньев в 1882 году вышел в отставку и посвятил себя литературному труду, а также обширной общественной деятельности. Однако в 1884 году он на короткое время вновь вступил в сословие присяжных поверенных, но только для того, чтобы поддержать совместно с известным общественным деятелем, редактором и издателем «Вестника Европы» М.М. Стасюлевичем иск города Петербурга к так называемому обществу водопроводчиков, уклоняющемуся от устройства фильтров для очистки воды. Это дело, которое непосредственно касалось всех жителей города и имело большой общественный резонанс, было ими блестяще выиграно. 

В середине 1890-х годов Константин Константинович был привлечен министром юстиции Н.В. Муравьевым к работам созданной им Комиссии о пересмотре законоположений по судебной части. Но он не стал, как хотелось бы министру, «послушным орудием» искажения основных начал судоустройства и судопроизводства, а остался одним из немногих ревнителей «старых Судебных уставов». В частности, в 1896 году на страницах журнала «Вестник Европы» он выступил с горячей защитой суда присяжных от некоторых влиятельных судейских чиновников, требовавших его упразднения. Именно «веское слово» Арсеньева оказало решающее влияние на состоявшееся решение Комиссии Муравьева в пользу суда присяжных. 

Арсеньев много и плодотворно выступал как публицист в журнале «Вестник Европы». С 1879 года возглавлял в нем отдел «Литературное обозрение», а с 1 марта 1880 года он вел очень популярное «Внутреннее обозрение». С 1882 года по 1905 год — руководил «Общественной хроникой». В этом журнале его проникновенные статьи появлялись почти ежемесячно. 

В журнале «Вестник Европы» появились такие острые публицистические статьи Арсеньева, как «Суд и административная расправа», «Смертная казнь», «Политические процессы 1861-1871 гг.» и многие другие. Арсеньев выступал с яркими статьями по вопросам свободы печати, свободы совести и веротерпимости, по многим другим проблемам общественной жизни России. 

С 1891 года по 1907 год Константин Константинович совместно с профессором Ф.Ф. Петрушевским редактировал «Энциклопедический словарь» Брокгауза и Ефрона, а также был автором ряда статей (о Э. Золя, М.Е. Салтыкове-Щедрине, B.C. Соловьеве и др.). С 1911 года- главный редактор «Нового энциклопедического словаря». 

Среди основных литературных работ Арсеньева (помимо названных выше) наиболее известны: «Законодательство о печати» (1903 год), «Свобода совести и веротерпимость» (1904 год), «За четверть века (1871-1894). Сборник статей» (1915 год). 

Он написал много изящных, увлекательных и содержательных литературно-критических статей и этюдов о М.Е. Салтыкове-Щедрине, Н.А. Некрасове, В.Г. Короленко, Я.П. Полонском, А.Н. Плещееве, А.Н. Апухтине и других знаменитых русских писателях и поэтах. Книга «Критические этюды по русской литературе» вышла в двух томах в -1888 году. Арсеньев выпустил ряд интересных очерков и о зарубежных писателях: Г. Флобере, В. Гюго, А. Доде, братьях Гонкурах и др. За свои литературоведческие труды он был избран почетным академиком по разряду изящной словесности Петербургской Академии наук. 

Арсеньев не был кабинетным ученым. Он всегда «жаждал общественной деятельности». Еще с начала 1880-х годов был гласным земского собрания Лужского уезда и гласным С.-Петербургского губернского земства, участвовал в земских съездах в 1904 и 1905 годах. Одно трехлетие (1904-1906 годы) состоял гласным С.-Петербургской городской думы и членом городской комиссии по народному образованию. 

С 1867 года Арсеньев неизменно избирался в члены комитета Литературного фонда, а с 1889 года по 1891 год был председателем его и многое сделал для того, чтобы организовать кассу взаимопомощи литераторов и ученых. 

В 1900 году Арсеньева избрали почетным членом Юридического общества при С.-Петербургском университете, а в 1906 году стал его председателем. С 1900 года по 1903 год- вице-президент Вольно-экономического общества. Московский и Казанский университеты избрали Арсеньева своим почетным членом, а совет Петербургского университета, по предложению юридического факультета, удостоил его степени почетного доктора государственного права.

Накануне «Кровавого воскресенья», 8 января 1905 года, когда стало известно, что правительство решило не допустить рабочих, намеревавшихся идти с петицией к царю, на Дворцовую площадь и что к Зимнему дворцу стягиваются войска, Арсеньев в составе депутации литераторов, ученых и общественных деятелей, среди которых были М. Горький, В.А. Мякотин, В.И. Семевский и др., посетил С.Ю. Витте, с целью предотвращения возможного кровопролития. За участие в этой депутации он, как и другие ее участники, был арестован и некоторое время пробыл в Петропавловской крепости. 

После революции 1905 года и опубликования Манифеста 17 октября, когда в России были впервые «дарованы» свобода слова, печати и собраний, Арсеньев вошел в руководство кадетской партии, а затем стал одним из основателей так называемой партии «демократических реформ», прекратившей свое существование в 1907 году. 

В 1909 году, после перехода издания «Вестника Европы» от М.М. Стасюлевича к М.М. Ковалевскому, Арсеньев стал ответственным редактором. 

После Февральской революции 1917 года министр юстиции Временного правительства А.Ф. Керенский привлек Константина Константиновича к работе созданной им Комиссии по восстановлению основных положений Судебных уставов 20 ноября 1864 года и согласованию их с происшедшей переменой в государственном устройстве. 

К.К. Арсеньев умер 22 марта 1919 года в Петрограде.